Барбара Штайнер
171  
Лекция3 сентября 2012
Зачем нужно было затевать арт-проект о Европе?
В своей лекции Барбара Штайнер рассказала о том, каким образом кураторы и художники проекта "Europe (tothepowerof) n" проверяют на прочность общепринятые мнения, представления и суждения о Европе.

Страницы

Я уже ранее обозначила тот принцип, по которому функционирует проект: с одной стороны, есть индивидуальное рабочее пространство, с другой, работа в связке с другими участниками. Т.е. каждый куратор и художник были свободны в выборе того, что и где именно они будут показывать, но в то же время есть определенный набор форматов – визуальной и пространственной идентичности проекта, на которые следует обращать внимание. Я представлю сейчас только два таких момента - визуальный и пространственный.

013.jpg

Так, Оливер Климпель разработал общий логотип – круг, в который вписано название проекта. Это очень простой знак, и он должен быть адаптирован ко всем проектам. Важно то, что эта форма также может использоваться в различных вариациях – дублироваться, четкие контуры могут становиться волнистыми и т.д. Таким образом подчеркивается нестабильность этого знака, сложно прочитывать однозначность этого знака, что можно перенести на Европу. Например, так (показывает) этот знак использовал лондонский куратор.

014.jpg

А это то, как логотип выглядит в минском проекте, который адаптировал Юрий Шуст. Нам очень понравился его эскиз.

Это еще один вариант, как это будет показано в Лодзи. Все это значит, что между визуальными языками проектов возникают взаимосвязи. Есть еще целый ряд печатной продукции, значки, например.

Далее мне бы хотелось поговорить о пространственной идентичности. Кристиан Тэкерт (Christian Teckert) предложил связать ее со стандартизированными системами виртуального выставочного пространства, которые базируются на трех элементах - линия, цвет и трехмерные объекты. Линия всегда проходит на высоте одного метра. Вверху над этой линией плоскость стены закрашиваются в цвет, входящий в спектр цветов музея Гуггенхайм, который разработал определенные цвета, связанные в их понимании с Европой. И Кристиан Тэкерт предложил использовать в экспозиции один из цветов так называемой «европейской палитры Гуггенхайм».

015.jpg

Важно, что в каждом месте, где проходит проект, из одной и той же перспективы делается фотография этой линии с закраской стены поверху, затем все снимки будут смонтированы, и таким образом будет создано некое виртуальное пространство Европы.

016.jpg

Третий элемент – это трехмерные объекты на основании так называемого европейского поддона, размеры которого отвечают европейским железнодорожным стандартам. Из них можно сделать разные по применению объекты – стол, шкаф, полку – и послать из одного места в другое. Это пример (показывает) того, что было сделано для проекта в Лондоне. Вы видите линию, которая проведена от пола на высоте один метр, цвет и трехмерные объекты, в данном случае это полки, которые в дальнейшем будут использованы студентами Королевской школы искусств.

В Минске этих элементов нет. Мы не используем цвет и объекты, есть только линия на высоте одного метра. Лена пояснила, что в Беларуси типичные цвета «европейской палитры Гуггенхайм» - пастельные, голубоватые, салатные, цвета леденцов – и так широко распространены, и исключительной особенностью Галереи Ў являются белые или насыщенных цветов стены. Можно сказать, что в Минске реализован самый минимальный вариант. От трехмерных элементов отказались, потому что подумали, что даже если мы их своевременно вышлем, не факт, что они придут вовремя. Это и происходит сейчас, например, с работой Михаэля, которая никак не пересечет границу. Поэтому отказ от этих элементов - это тоже определенное высказывание Лены Пренц по отношению к той специфики места, в котором она работает. Потом будет сделана фотография с белыми стенами, которая будет вмонтирована в общее виртуальное пространство.

На примере реализации пространственной идентичности в «Ў» становится понятной мысль о том, что визуальная идентичность, с одной стороны, - это нечто одинаковое и неизменное, что, однако, должна быть адаптирована к тому месту, где реализуется проект, чтобы проявлялись различия и вариативность этого проекта. И такое дизайнерское решение, на мой взгляд, функционирует и задает рамку того, что проект «Europe (to the power of) n» можно вполне транслировать во внешний мир как единый проект.

Вопрос, который возникает в связи с этим проектом: какой объем гетерогенности допустим для того, чтобы не была утеряна общая основа? Этот проект постоянно находится в рискованной ситуации, имея опасность разбиваться на отдельные составляющие. Это связано с тем, что, с одной стороны, мы имеет дело с индивидуальным рабочим пространством, с другой, с некой заданной структурой. И очень важно держать этот баланс между концентрированностью на самом себе и некими обязательствами перед другими. Но когда я смотрю на эту схему, которую нарисовала, замечаю, что так или иначе эти связи с другими постоянно устанавливаются. Здесь нельзя говорить о некой самоцентрированности, так как все кураторы, хотя и в разной степени, используют возможность вступать в контакт с другими.

017.jpg

Важно также, когда речь идет о европейском проекте, обращать внимание на антагонистические права, которые находятся в противостоянии друг по отношению к другу, которые можно исследовать с точки их соприкосновения. Я постаралась создать такую концептуальную рамку, которая предполагает, что моя собственная позиция должна находиться под воздействием позиций других. И важно, чтобы были проговорены какие-то отличия в представлениях об одном и том же и чтобы начался поиск связей, точек соприкосновения.

Еще один вопрос: почему нужно говорить о Европе? По каким причинам нужно создавать художественный проект о Европе в том пространстве, которое все больше открывается другим культурам? В области политики и экономики речь всегда идет о конкретных мероприятиях, которые должны быть реализованы практически. Я думаю, что искусство может создавать некие альтернативные перспективы, исходя из которых можно иначе смотреть на политику и экономику. Художники, которые участвуют в этом проекте, перепроверяют, действительно ли является таким само собой разумеющимся то, что выставляется как само собой разумеющее и таковым считается. Они перепроверяют мировосприятие, высказывают критику иерархическим структурам и ассиметричных взаимоотношений, они требуют ответственности и ответственного отношения к собственным представлениям, они высказывают сомнения на счет того, действительно ли естественны те структуры и порядки, которые выставляются в качестве естественных.

Речь идет как раз о воображаемых проектах, фантазийных, служащих для того, чтобы представить то, чего на самом деле нет, и ввести это несуществующее в поле общественных дебатов. Я не думаю, что к недостаткам искусства можно отнести то, что оно не предлагает конкретных инструкций к действию. Я думаю, что это вполне можно рассматривать как некий призыв, предложение принять участие в этом поиске возможного образа действия.

018.jpg

Эта картинка (показывает) - объект в общественном пространстве, где вы видите листок бумаги со словами по-французски: ностальгия по общему действу.

И последний вопрос: почему стоит говорить о Европе? Я думаю, Европа представляет интерес как мыслительная фигура, я думаю, что в Европе интересно начать мыслительные упражнения: как может развиваться совместная жизнь людей, чем может быть Европа, если под Европой понимать нечто большее, чем простое собрание индивидуумов? Как мы можем говорить о некоем «мы», которое, с одной стороны, оставалось бы плюральным, с другой, не было бы эксклюзивным, исключающим других? И Европа - это идеальный вариант, чтобы начать разговор на эти темы, потому Европа многообразна и плюралистичная, потому что прошлое Европы сложно и имеет массу противоречий. И это прекрасная площадка, чтобы по-новому мыслить общество, которое открывается и вступает во взаимосвязи с новыми участниками.

Речь идет об интеллектуальных и практических упражнениях, которые помогают нам обращать внимание на разность, на многообразие, на границы и прийти к той общей форме организации, которая помогает нам не только мыслить, но и реализовать в практической жизни опыт инаковости.
Спасибо!

Иллюстрации к лекции взяты из презентации к лекции Барбары Штайнер о проекте. Строго не для коммерческого использования (the project is strictly non-commercial)
Оригинал лекции на немецком языке, а также визуальный материал можно скачать ЗДЕСЬ.

Страницы