Яна Кобзова
390  
Лекция23 мая 2013
Большая Европа: Европейские соседи или соседи ЕС
О шенгенских визах, кризисе еврозоны, отношениях Европейского Союза с Беларусью и другими странами Восточного партнерства рассказала эксперт Европейского совета по международным отношениям Яна Кобзова.

Страницы

Вадим: Мы же не говорим о бесплатных визах, мы говорим о платных визах. И это техническая проблема больше похожа на искусственный барьер. Это простая проблема, ее легко решить, и ЕС ничего не делает, чтобы решить эту проблему.

Е. П.: И в продолжение, если вы, Яна, позволите. Не является ли это некой лицемерной позицией? Александр Адамянц с коллегами как-то делал хороший Глоссарий терминов ЕС и Восточного партнерства, я думаю, термин «мяч на стороне Беларуси» точно должен туда войти. Какой вопрос не ставим, все время мяч на стороне Беларуси. Общество может смириться с тем, что в Беларуси нет упрощенного визового режима, цена за визу 60 евро, когда в соседней Украине – 35 евро. Но вопросы обслуживания визовых центров не снимаются. Тогда многим беларусам кажется – о чем можно говорить с ЕС? О европейских ценностях, когда ЕС не удосуживается сделать все, чтобы не унижать граждан, которые подают туда документы?

Я. К.: Я вас понимаю. Но вы тоже должны осознавать, что соглашение об упрощенной выдаче виз и безвизовом режиме – это своего рода преимущество для Беларуси. Вам не нужно соответствовать политическим критериям, а нужно выполнить ряд технических требований. Вам нужно обеспечить надежную систему контроля на границе, совместимую с системой ЕС. Вам нужно подписать соглашения о реадмиссии и т.д. Поскольку политика выдачи шенгенских виз должна быть унифицированной, ЕС не может сделать исключение для Беларуси. Беларуси тоже надо выполнить технические требования и подписать соглашение о безвизовом режиме. Это то, над чем сейчас работает Украина, и то, на что в скором времени будет претендовать Молдова. Эти условия еще не выполнены Беларусью.

Россияне задают мне аналогичный вопрос. Тогда я тоже спрашиваю у них: почему мне нужна виза, чтобы поехать в Россию? Это происходит, потому что граждане практически не задумываются над тем, что техническая ответственность за получение права безвизового режима лежит на плечах правительства страны. И не в интересах государства афишировать свою неспособность выполнить данные обязательства. Мы можем обсудить сейчас проблемы злоупотребления положением в посольствах и т.д. Но в данном вопросе я ничем не смогу вам помочь, так как я не занимаюсь обработкой заявок на получение виз.

Я думаю, важно то, как улучшить систему выдачи виз для беларусских граждан и для граждан ЕС. И для этого ЕС предлагает подписать соглашение об упрощенной выдаче виз. Как только это соглашение будет подписано, ЕС предпримет следующие шаги. Для всех стран-партнеров ЕС разработана система развития отношений в этом направлении. Но отношения Беларуси и ЕС зашли в тупик. И дело не в ЕС. Следующий шаг должна сделать Беларусь. К тому же многие страны ЕС дают беларусам возможность получить национальные визы. К примеру, для поездки в Литву и Польшу вам не нужна шенгенская виза, если у вас уже есть национальная виза.

Александр Адамянц: Вопрос даже не только в том, чтобы установить безвизовый режим. Мы даже готовы подождать 10 лет. Вопрос в том, чтобы ЕС облегчил получение виз, пусть даже недешевых виз. Я думаю, что многие беларусы готовы платить больше за визу, но сталкиваются с тем, что получить визу очень сложно. Часто беларусам просто отказывают в получении визы, не понятно, по какой причине. Человек может много лет иметь шенгенскую визу, ездить в страны ЕС, не нарушая визовых режимов, и через 10 лет ему просто отказывают в визе или дают визу только на 10 дней. Я вижу в этом острую проблему.

Второе, что мог бы сделать ЕС, – это облегчить визовый режим определенным категориям населения. О том, что это нужная процедура, часто говорят европейские политики, но почему-то конкретных шагов не предпринимается. Третье – ЕС может давать визу больше, чем на год. Есть же такие типы виз, которые даются на 2-3 года. И это тоже не практикуется. Таким образом, в рамках существующего положения дел все-таки есть ряд способов облегчить процесс получения беларусами виз. И это будет способствовать контактам между людьми в гораздо большей степени. Это то, что может сделать ЕС без ответных шагов со стороны беларусского правительства.

Я. К.: Вначале мне бы хотелось отметить, что беларусы являются лидирующей нацией по получению шенгенских виз на душу населения. Это хорошо и важно. Но стоит отметить, что гражданам некоторых других стран гораздо сложнее получить шенгенскую визу, нежели беларусам. Существует две разные возможности, которые ЕС предлагает беларусским гражданам. Режим упрощенного передвижения для некоторых групп граждан является частью соглашения об упрощении выдачи виз. Согласно этому соглашению, которое ЕС предлагает подписать Беларуси, студентам, журналистам и предпринимателем будут предоставляться визы на более длительный срок без взимания консульского сбора. Но соглашение пока не подписано. И ЕС ничего не остается, как придерживаться своих правил. ЕС не может рисковать, идти на попятную и устанавливать прецеденты. Другие страны не потерпят прецедентной политики ЕС по вопросу выдачи виз.

Наоборот, странам ЕС нужно объединить усилия, чтобы унифицировать требования по выдаче виз. Действительно, пока в одном посольстве получить визу намного проще, чем в другом. Но если вы столкнулись с несправедливостью в посольстве, нужно обнародовать эту информацию. Вы можете обратиться в Европейскую Комиссию или написать статью об этом. В ЕС очень хорошо работает практика «публичной огласки», когда на провинившуюся страну оказывается групповое давление со стороны других стран ЕС. Вот вам пример выдачи виз россиянам в посольстве Финляндии. Посольство Финляндии в РФ выдавало россиянам от 900 тыс. до 1 млн виз в год. Поэтому пошла молва, что, если вам нужна шенгенская виза, вам нужно в посольство Финляндии.

Не удивительно, что в скором времени другие страны ЕС попросили посольство Финляндии в РФ пересмотреть свою политику выдачи виз и скоординировать ее с другими посольствами. Ситуация с подачей огромного количества документов и высокой ценой за визу решится и возможность упрощенного передвижения граждан появится только после подписания Беларусью соглашения об упрощении выдачи виз. Страны ЕС не принимают других вариантов. Они, я думаю, и так пошли навстречу гражданам других стран, упростив процедуру выдачи национальных виз.

Я действительно выступаю за выдачу беларусам визы на пять лет. Словакам тоже на протяжении длительного времени приходилось подавать документы на визу в США. И нам тоже было не понятно, по какой причине. Ведь мы уже были в ЕС. Не имело значения, как часто и как долго мы лоббировали США по этому вопросу, визы упразднили только тогда, когда мы, наконец, выполнили все технические условия. Я понимаю, что беларусам проще приехать в Берлин или Брюссель и лоббировать там визовый вопрос, нежели делать то же самое в Минске. Но инициативы по оказанию давления на беларусское правительство с тем, чтобы оно подписало соглашение по упрощению выдачи виз, не помешали бы. Влиять на принятие решений в Беларуси можно ведь не только напрямую, но и через СМИ, написание статей и т.д. Очень часто в ситуации с беларусским правительством ЕС вообще не понятно, кто должен сделать следующий шаг в развитии отношений.

О. Ш.: Я хотела бы вернуться к проблеме ценностей. У меня есть предложение по поводу того, что мы можем делать вместе. Действительно, для ЕС важно быть привлекательным для стран, которые могут и хотят интегрироваться в ЕС. Но если мы посмотрим на ЕС за последние пять лет, то возникают следующие ассоциации: проблемы экономического кризиса, мультикультурализма, прав сексуальных меньшинств и т.д. И все это создает напряженный образ ЕС и Европы в целом.

Я думаю, что в Беларуси эти вопросы тоже активно обсуждаются, судя, к примеру, по обсуждениям в Facebook. Скептики в это время радуются и указывают на то, что в ЕС все сложно и противоречиво и что он вскоре развалится. Яна, как вы считаете, нужно ли ЕС задуматься над своей репрезентацией, причем в критическом ключе? Не скрывать эти проблемы, а наоборот, больше об этом писать, анализировать? Я думаю, что это и есть то пространство, в котором ЕС может работать вместе с беларусами. Работать вместе можно не только в рамках исследований, но и в рамках культуры. Культура представляет собой большой пласт и дает возможность организовывать совместные выставки, дискуссии, образовательные семинары. Мы в постсоветском пространстве тоже переживаем эти проблемы, связанные с национализмом и его противоречиями, с правами новых социальных групп. Я думаю, что странам ЕС такое сотрудничество было бы тоже полезным, поскольку у нас все-таки есть свой взгляд и свой опыт. Я вижу такое сотрудничество весьма продуктивным.

Я. К.: Я с вами полностью согласна, Ольга. Я недавно была в Грузии, где остро стоит проблема безработицы среди молодежи. Коллеги из Грузии предложили обсуждать и решать этот вопрос вместе, так как проблема безработицы очень актуальна и для ЕС. Действительно, мы не должны вести диалог только на уровне той или иной политики, о которой мы договорились пять лет назад. Нам нужно больше говорить о том, что нас связывает, и о проблемах, которые мы можем решать вместе. В таком случае европейцам нужно чаще рассказывать о таких точках соприкосновения. Обычно с нами обсуждают политические и экономические проблемы и говорят о том, что нас разделяет, нежели объединяет. Это касается и Беларуси. Мы можем, к примеру, обсуждать и решать вместе проблемы качества образования.

О. Ш.: Коммерциализация высшего образования также является большой проблемой – как в ЕС, так и в Беларуси.

Вопрос из зала: Меня зовут Наталья. У меня два вопроса. Существует ли какая-либо информационная поддержка для студентов, которые уехали из Беларуси учиться в страны ЕС? Что самые обычные люди (не политическая элита, а обычные граждане) могут сделать для того, чтобы у нас была более активная взаимная интеграция?

Я. К.: Существует множество образовательных программ для студентов из Восточной Европы, в том числе и для Беларуси. Есть программы для беларусских студентов, которые вынуждены были покинуть Беларусь по политическим причинам. Страны ЕС также предлагают множество стипендиальных программ для всех беларусских студентов с хорошей академической успеваемостью. Студентов зачисляют в европейские университеты, если они соответствуют академическим требованиям того либо иного университета. Возможность обучаться по программе ЕС «Erasmus Mundus» также открыта для молодежи из Беларуси. Вы скажете, что таких стипендиальных программ может быть и больше. И я соглашусь в этом с вами. Но мы не можем не принимать во внимание тот факт, что финансовая поддержка таких программ ограничена, а стран – партнеров ЕС очень много.

Отвечая на этот вопрос, мы возвращаемся к вопросу образования. Ситуация стала бы намного лучше, если бы университеты в Беларуси сотрудничали с университетами из ЕС. Это замечательно, когда беларусские студенты учатся в странах ЕС, где они могут получить образование высокого качества. Но ЕС, к примеру, может финансировать преподавание этих же программ и курсов в Беларуси. Почему бы не развивать в Беларуси такие важные направления, как бизнес-администрирование и публичная политика. Таким образом, нам удастся не только приблизить Беларусь к Европе, но и Европу к Беларуси. Этот процесс должен практиковаться в обоих направлениях. Именно поэтому я поддерживаю идею образовательных обменов и наращивания профессионального потенциала внутри страны.

Что касается вопроса о том, что может сделать каждый из нас, чтобы приблизить Беларусь и ЕС друг к другу, нужно верить в то, что вы действительно можете что-то сделать. Если вы постоянно будете думать о том, что вы не можете ничего изменить, у вас ничего не получится. Иногда мы ставим перед собой слишком трудные задачи и хотим решить их в очень короткие сроки. Делайте наоборот. Начните с себя, своей семьи и своего сообщества.

Вопрос из зала: Самой большой проблемой в Беларуси является проблема национальной идентичности. Что может сделать ЕС, чтобы помочь беларусам создать национальную идентичность?

Я. К. : Каждая нация сама создает свою национальную идентичность и не обязана ограничиваться одной идентичностью. Если вы, к примеру, спросите словака из восточной части Словакии, что такое словацкая национальная идентичность, его ответ может не совпасть с мнением словака из западной Словакии. Я живу в Лондоне, и то, как англичане видят свою национальную идентичность, отличается от того, как ее понимают северные ирландцы и шотландцы. Тем не менее, как словаки, так и граждане Великобритании могут выделить национальные черты, которые их объединяют. Это черты, которые формировались на протяжении многих лет, в результате исторического развития их политической системы и образования. ЕС не может сказать беларусам, какими они должны быть как нация. Но для ЕС важна безопасность своих соседей, а также, чтобы его соседи жили в демократическом и преуспевающем обществе. И ЕС готов помочь беларусам в этом.

Страницы