Полона Фрелих
54  
Лекция22 июля 2013
Европейские СМИ в период экономического кризиса
Как экономический кризис влияет на европейские СМИ? Почему Европейский союз все больше напоминает Беларусь? О чем спрашивают у кресла Эдварда Сноудена? Эти и многие другие вопросы Полона Фрелих обсудила с посетителями "Европейского кафе".

Страницы

П. Ф.: Да, у меня были такие идеи.

О. Ш.: И что нужно делать, чтобы бороться с кризисом? Где более активные сферы?

П. Ф.: Я думаю, это должен быть активизм. Если что-то можно поменять, то можно поменять только так. И я думаю, что много журналистов именно поэтому сейчас становятся активистами.

Вопрос из зала: Вопрос об общем пространства Евросоюза. Словения как-то все-таки лучше справляется с проблемами кризиса или на самом деле наоборот общее пространство для того и придумано, чтобы были созданы те модели, на которых хорошо апробировать всякого рода кризисы? То есть тут две части вопроса: а) общее пространство европейское все-таки позволяет лучше справиться с кризисом?; б) или наоборот, сама структура этого большого пространства придумана для того чтобы вот такие кризисы повторялись?

П. Ф.: Ну с одной стороны, может, и полегче, потому что есть какая-то солидарность. Например, произошел скандал с закрытием общественного телевидения в Греции, все общественные телевидения европейских стран протестовали, посылали туда петиции. Это значит, что если больше давление, то все равно есть мораторий на закрытие. С другой стороны, все равно есть у каждой страны свои принципы, она всегда будет поддерживать вначале себя, а затем других. Иногда солидарности не хватает.

Реплика из зала:
Я художник и чуть-чуть пишу рекламные статьи. Никто никого не должен кормить. Все должны быть самостоятельными. Если актер не пошел журналистом, а пошел художником, а потом плачет, что у него денег нет, это его проблема. Есть такие газеты, которые не очень покупают. Есть такие артисты, которые поют и на них тоже не ходят. У них нет денег. Но это их проблемы. А так вы хотите, чтоб ничего не делать, чтоб кто-то платил деньги, митинговать. И так далее. Хорошо, что у нас есть поддержка со стороны государства, а в Европе меньше. Получается, что должен журналист выходить на улицу, артист, художник должен выходить, потому что ему плохо платят. Так почему он плохим художником стал, почему он плохим артистом стал, певцом, плохим журналистом. Себя не мог продать. Нужно уметь себя продавать, а если человек не умеет себя продавать своей работой, то…

О. Ш.: Хорошо, тезис понятен. Дело все в плохих журналистах.

П. Ф.: А вы думаете, что тысячи журналистов, которые работали на общественном телевидении, – они сами виноваты, потому что они такие плохие журналисты и поэтому их хотят закрыть? Я думаю, что вопрос не в том, что они плохие. Это просто интерес государства – их закрыть.

Михаил Дорошевич: Вопрос о платном доступе к контенту онлайн – насколько это успешно? Я могу просто кратко пояснить, это словацкая система (потом она шагнула во все европейские страны), которая заключается в том, что онлайн-издание выживает не за счет рекламы, а за счет платного контента.

П. Ф.: В Словении сейчас как раз таки большинство газет перешло на эту систему. Я думаю, что довольно успешно, потому что сейчас мы будем свою такую систему строить, отдельную платформу. Я думаю, что наши редакторы этого бы не делали, если бы не думали, что это будет выгодно, потому что уже два года мы пользуемся системой платного контента для читателей. Сейчас почти все статьи у нас будут закрыты. Я не думаю, что кто-то такой глупый, что принял решение закрывать все статьи, если это не будет выгодно.

Вопрос из зала: Добры дзень. Мы з Вамі ўжо неяк бачыліся. Вы зараз жывяце ў Маскве, і наколькі працэсы, якія цяпер у Расіі, падобныя на тое, што было раней у Беларусі? Наколькі ўзаемаадносіны Пуціна і Цімчанкі падобны на ўзаемаадносіны Чыжа і Лукашэнкі?

П. Ф.:
Я раньше с Александром общалась по поводу неправительственных организаций. Вы знаете, что в России есть такой закон сейчас о неправительственных организациях, идут какие-то проверки, но я думаю, что Россия пойдет по дороге Беларуси, будет закрывать все эти неправительственные организации. Что касается Чижа, Лукашенко, Тимченко и Путина, я думаю, что все равно Россия – огромная страна, влиятельная, и никто не может влиять на нее. Так что против Путина и Тимченко никогда не будет санкций Европейского Союза, потому что все равно Европейский Союз зависит от российского газа и нефти, а что касается Беларуси, то это вопрос другой.

В. М.: Опять же к слову о двойных стандартах.

П. Ф.: Двойные стандарты, да. Просто Европа будет давить на Беларусь, если ей что-то не понравится. А на Россию никогда себе не позволит давить, несмотря на то, что сейчас я вижу какие-то тенденции, что Европа более жестко стала поступать по отношению к российской ситуации. Я думаю, что это только внешний вид, внешние высказывания со стороны ЕС: «сделаем какой-то черный список», какие-то угрозы по отношению к России. Но никогда Европейский Союз не будет применять санкции в отношении России, потому что даже Нобелевскую премию не позволят дать русским правозащитникам, потому что они не хотят обострении отношений с Россией.

img_7451_0.jpg

Благодарим за помощь бар "Ў".

Страницы