Ана Вуянович
543  
Лекция24 сентября 2013
Перформативные искусства, активизм и социальные изменения
Могут ли перформативные искусства влиять сегодня на общество? Или единственное, на что они способны, это дать аудитории возможность почувствовать себя критично настроенными гражданами? Не является ли претензия перформативных искусств “быть политическими” всего лишь отчаянной попыткой оставаться социально значимыми и не соглашаться на роль всего лишь элитарного вида развлечения? Об этом -в лекции Аны Вуянович.

Страницы

Лекция состоялась 24 сентября 2013 года в баре «Ў» и была проведена «Европейским кафе» совместно с Платформой перформативных практик «зЕрне».

Татьяна Артимович: Сегодня Ана Вуянович, теоретик из Сербии, в рамках «Европейского кафе» совместно с Платформой перформативных практик «зЕрне» даст вторую лекцию. Вчера она рассказывала о «Перформативности и перформансе». Эту лекцию можно прочесть на сайте «зЕрне».

Сегодняшняя лекция посвящена уже более широкой теме – отношению между перформативными искусствами и социальными практиками. Прежде чем мы начнем, небольшое уточнение, потому что вчера после лекции такой вопрос возник. Ана постоянно употребляет термин «перформанс» (performance), но употребляет его в значении «представление», «спектакль». Хотя, как заметила Ана, такой перевод сегодня не совсем корректен, потому что современные артисты уже, скорее, не «представляют», но «создают» (to perform). Поэтому мы также не будем опираться на это определение.

dsc_0001_3.jpg

Ана Вуянович: Сегодня я расскажу о том, что я называю vita performactiva. Для меня это значит связь или различные взаимоотношения между политикой и перформансом. Такого термина не существует, я его придумала, чтобы показать разницу между понятием vita activа (деятельная жизнь) и vita performativa (жизнь перформативная).

Термин vita activа ввела Ханна Арендт, и это означало общественную, социально-политическую деятельность людей. Vita performativa для меня означает различные виды деятельности, как в искусстве, так и в нашей повседневной жизни. И один из основных терминов, который я хотела бы обсудить сегодня, это политичность (politicality). Но сразу хочу отметить, что когда я говорю о политичности перформанса, я не защищаю политизацию театра и искусства в целом. Я в принципе не делю театр на политический или социальный и еще какой-то. Для меня политичность – это один из аспектов каждого перформанса, который оказывает, как и любое другое социальное событие, влияние на публичное пространство. На мой взгляд, каждый перформанс или социальное событие участвуют в образовании публичного пространства, в формировании идеологического дискурса, влияют на материальное построение общества. Участвуют в спорах и конфликтах о том, какие субъекты и объекты имеют право появиться в публичном пространстве, а также принимают участие в «распределении видимого» (distribution of the sensible, фр. partage du sensible, понятие Ж. Рансьера). Что это значит, я объясню немного позже.

Именно поэтому я не делю перформансы на политичные или аполитичные. Но анализирую политичность, независимо от того, является перформанс протестным (сопротивляющимся) или поддерживает официальный идеологический дискурс, стремится к преобразованию или сохраняет статус-кво. В ходе лекции я попробую объяснить, почему для меня это кажется важным.

Термины «политика» (politics) и «политичность» (politicality) – одни из главных терминов в современном глобальном поле искусства. История показывает, что искусство всегда занимало маргинальное место в обществе. Особенно в ХХ веке, когда мы говорим о развитии масс-медиа, которые соперничают с искусством в праве быть публично значимыми.

Кроме того, эстетизация повседневной жизни отнимает у искусства его особую претензию на эстетику. В связи с этим мне хотелось бы обсудить, почему политичность и политика так значимы в современных перформативных искусствах.

Сначала я сделаю краткий экскурс в теоретическую методологию, которая объясняет причины, из-за которых необходимо обсуждать политичность искусства. Потом я приведу типы политичности современного перформативного искусства.

1_43.jpg
Ханна Арендт

Для начала нам нужно пересмотреть определение политики. Например, согласно политическому философу Ханне Арендт, в понимании политики в современном капиталистическом обществе произошли большие изменения. По ее мнению, начиная с Французской революции, политика стала все более интересоваться социально-экономическими вопросами, заниматься распределение социальных благ и соблюдением частных интересов. То есть политика стала инструментом выражения частных экономических интересов. Что означает прекращение понимания политики в том смысле, как она понималась ранее.

Чтобы понять, почему для Арендт это означало конец политики, нужно знать, что она понимала политику так, как ее трактовали в Древней Греции. Она обращается к понятию демократии в древних Афинах и к трудам Аристотеля. В данном контексте политика является типом человеческой деятельности (praxis), не ориентированной на производство материальных объектов, которые бы вносили вклад в развитие цивилизации, или на реализацию экзистенциальных потребностей человека. Все это относилось к понятию poiesis (производство). И, далее по Арендт, в Древней Греции политика как praxis – это добровольная публичная активность свободных граждан, которые решили организовать и установить отношения между собой. И с этой точки зрения экономические и приватные интересы относятся к сфере частного домохозяйства и должны оставаться в этой области. Потому что если они выйдут из этой сферы, войдут в сферу политики и начнут ее использовать, политике придет конец.

У нас нет времени, чтобы подробно описать всю теорию, я могу дать только набросок. Но такая длительная критика политики в современном западном капиталистическом обществе имеет несколько белых пятен. Одно из наиболее важных белых пятен в критической мысли Арендт – это то, что у нее нет четкого рассмотрения отношений между экономическими и политическими сферами, которые сегодня с самого начала устанавливают между собой связи. Но в то же время ее понимание политики очень интересно для нас в связи с перформативными искусствами.

Потому что она бросила вызов парадигме искусства как poiesis и ввела концепцию перформативных искусств как имеющих потенциал praxis’а. Долгое время она придавала большое значение схожести перформанса и политики.

Это фрагмент из ее книги «Between Past and Future» (H. Arendt, Between Past and Future, p. 153):
«[В] исполнительских искусствах (в отличие от материального труда художника), достижение заключается в самом выступлении, а не в конечном продукте, который живет дольше, чем труд художника, который произвел его, и становится независимым от него. ...Исполнительские искусства, напротив, имеют сходство с политикой. Для выступления артистов – исполнителей, актеров, музыкантов и т.п. – нужна публика, чтобы показать свою виртуозность; как люди, которые производят действие, артисты нуждаются в присутствии других людей, перед которыми они могут появиться; необходимо также публично организованное пространство для их “работы”, и все это важно для перформанса как такового».

Для Арендт базовая схожесть между обоими терминами – перформанса и политики – состоит в том, что и политика, и перформативные искусства нуждаются в организации публичного пространства для проведения своих акций, также им необходимо присутствие других. И они действуют сами по себе, являются действием в себе, то есть они не производят объекты.

Многие из тех, кто занимается сегодня перформативными искусствами, часто ссылаются на это положение теории Арендт, потому что оно дает несколько аргументов и доказательств сильной политичности перформативных искусств. Я сама часто ссылаюсь на это положение, но отношусь к нему критично, потому что необходимо понимать, что отношения между poiesis, praxis и искусством изменились.

И чтобы объяснить, что я имею в виду, я хотела бы представить фрагмент из работы другой теоретической платформы, которая называется постопераизм («postоperaismo», от ит. operaio – рабочий). Это группа итальянских философов и политических мыслителей, правда, многие сегодня переехали во Францию. Вот несколько имен: Маурицио Лаззарто, Антонио Негри, Пауло Вирно. Постопераисты объясняют исчезновение политики иначе. В центре их теории идея нематериального труда, и их идея исчезновения политики связана с тем, то сегодня границы между политикой и экономикой (poiesis и praxis) сильно размыты.

Страницы