Штефан Гарштецкий
59  
ЛекцияМинск7 октября 2013
Регионы в Европе
В своей лекции Штефан Гарштецки рассказал о том, как возникновение региональной структуры ЕС способствует созданию трансрегиональных идентичностей и меняет подходы к национальной идентичности.

Страницы

Ольга Шпарага: Я очень рада представить вам Штефана Гарштецкого, который приехал из Технического университета города Хемница. Он историк, политолог, автор и редактор уже пяти коллективных монографий. В одной из монографий «Груз истории? Коллективная идентичность и история в Восточной Европе. Беларусь, Польша, Литва и Украина» затрагиваются проблемы и нашей страны.

Штефан является и моим персональным знакомым, поскольку когда-то несколько лет назад мы в рамках «Новай Еўропы» и Центра европейских исследований проводили исследование о путях европеизации в Беларуси. И тогда отправной точкой для нас послужил текст Штефана Гарштецкого «Актуальныя вымярэнні Еўропы ў Цэнтральнай і Усходняй Еўропе – еўрапеізацыя знізу?», который мы перевели на беларусский язык.

Этот текст посвящен проблеме европеизации «сверху», о которой мы все какое-то представление немножко имеем, и которая связана с тем, какую политику проводит государство для того, чтобы мы приближались к Европейскому Союзу. Это, конечно, не случай Беларуси, но дело касается многих других стран: когда государство выбирает такую политику, проводит такие мероприятия, которые направлены на приближение страны к Европейскому Союзу. Кроме европеизации «сверху» есть еще европеизация «снизу». И было очень важно, что в этом тексте Штефан Гарштецки разбирает это понятие, и мы попытались в нашей книге – уже составом беларусских авторов – ответить на вопросы: возможна ли и каким образом может идти европеизация «снизу» в Беларуси?

vitebsk2.jpg

В рамках сегодняшней лекции речь пойдет о регионах в Европе, и речь будет идти скорее о европеизации «снизу». А после лекции, я надеюсь, у нас будет дискуссия. Штефан выступал совсем недавно в Минске, и нам на дискуссию совсем не хватило времени. Надеюсь, здесь у нас со временем все будет в порядке. И еще я хотела сказать, что хотя «Европейское кафе» выступает организатором лекции, однако мы бы не обошлись без наших партнеров – это «Vitebsk4me» (здесь от этой организации присутствует Роман Воронов) и Центр современного искусства, который предоставил это помещение.

Штефан Гарштецки: Спасибо за приглашение и такое теплое представление! Я буду говорить на английском языке, но у нас есть замечательная переводчица. Я буду говорить о регионах в Европе, и сначала я должен описать Европу, которую вы знаете, возможно, с детства, как «Европу наций». Но за последние двадцать лет произошли значительные изменения, и Европа стала скорее «Европой регионов». Я расскажу, что такое «региональная идентичность», какие существуют теоретические подходы к понятию «регионов», и буду говорить также о европейской политике по отношению к регионам, а также о том, какие типы регионов существуют в Европе. Я буду рад, если в конце, в ходе дискуссии, мы обсудим беларусские регионы. В аудитории также присутствуют мои немецкие студенты, и вы также можете обсудить с ними регионы в Германии.

Вначале я должен подчеркнуть, что мы наблюдаем «возвращение регионов» в Европе. Говоря о Европе, я имею в виду прежде всего Европейский Союз. ЕС создавался в начале 1990-х, чтобы усилить регионы в рамках различных стран ЕС. Европейский Союз поддерживает децентрализационные меры в отношении различных стран. Конечно, страны ЕС значительно отличаются друг от друга, имеют разные традиции. Если посмотреть на Германию, то в стране есть сильные федеральные традиции, она состоит из шестнадцати регионов. Но, например, Франция более централизована. За последние двадцать лет наблюдаются определенные шаги в сторону децентрализации, например, во Франции, Великобритании.

В то же время в странах Центральной и Восточной Европы, таких как Польша, Чехословакия, позже Словакия и Чехия, Венгрия, наблюдалось активное движение «снизу» в сторону разрушения централизованной власти государства и сохранения определенной автономии администраций регионов. ЕС преследует различные цели, когда усиливает децентрализацию. Эти цели – стремление к усилению демократии, гражданского общества в постсоциалистических странах. Европейский Союз также ориентирован на усиление и поддержку общности ЕС, потому что можно наблюдать существенные экономические различия между различными регионами. Если говорить о Лиссабонском соглашении, то там заложен принцип субсидиарности. Это означает, что все мероприятия, которые больше подходят для локального/регионального контекста, должны и проводится на локальном/ региональном уровне. С другой стороны, институциональная позиция Комитета регионов очень слаба. Это комитет ЕС, но он имеет более слабую позицию, чем, например, Европейский парламент или Совет министров.

Если смотреть в целом на то, что такое «региональная идентичность», то можем ли мы говорить о некой коллективной идентичности? Существует большое количество литературы, в которой ставится под сомнение возможность такой коллективной идентичности и, соответственно, такой способ говорения от лица нации: «мы – немцы», «мы – французы», «мы – итальянцы» и т.п. И в этой же литературе исследуется, каким образом конструирование этой коллективной идентичности может быть опасно, потому что это может приводить к национализму, враждебности по отношению к другим нациям.

Другие авторы, исследователи/льницы подчеркивают, что идентичность, в том числе региональная идентичность, – это коммуникативный конструкт. Конечно, есть много других определений коллективной идентичности. Но следует отметить, что региональная идентичность функционирует на основе процессов принятия и исключения. Другими словами, она функционирует на основании того, кто включен в региональную группу, а кто нет. Однако политологи отмечают, что регионализм также может быть опасен, так как способен привести к сепаратизму или фундаментализму.

Конечно, многое зависит от вашей точки зрения, являетесь ли вы частью этой борьбы или нет. Возможно, вы слышали о регионе вокруг Барселоны, который требует независимости. И сейчас они требуют проведения референдума по вопросу их автономии. Похожая ситуация в Шотландии. И если посмотреть на Восточную Европу, то, к примеру, в Польше сильное региональное движение наблюдается в Силезии.

vitebsk3.jpg

Хотя есть много подходов, в рамках которых аналитики и исследователи/льницы подчеркивают, что это опасно. В этом русле появляется такой концепт, как «новый регионализм» (new regionalism), который подчеркивает, что регионы должны развиваться независимо от национального уровня. Это значит, что регионы должны развиваться в соответствии со своими целями и нуждами, создавать региональные связи. Например, это касается бизнеса, культурных программ, образовательных проектов и т.п. Если мы посмотрим с позиции центра/столицы, например, Берлина, то есть такой регион как Саксония, который удален от столицы и значительно отличается от других регионов. Другими словами, все регионы имеют существенные отличия друг от друга и специфические черты. Есть регионы с хорошо развитым сельским хозяйством или более развитой промышленностью и т.п.

Конечно, существуют разнообразные дискурсы в отношении региональности. Из перспективы каждой дисциплины по-разному выглядит каждый регион. Например, если посмотреть на то, что делают географы, то это обычно анализ пространства на предмет того, где лучше строить дороги, дома и т.п. Экономисты смотрят на процессы конкуренции между регионами, например, исследуя проблему инвестиций. Политики актуализируют темы административного управления того или иного региона, каким образом оно должно быть организовано. С точки зрения социологии и социальных наук поднимается вопрос о социальной среде, о различиях между городами и сельской местностью. Гуманитарные науки, антропология, например, имеют дело с вопросами культурной идентичности, языка и диалектов в регионах.

Если посмотреть на проблему диалектов, то, к примеру, в Германии существуют очень сильные различия между регионами. Например, в Саксонии, Баварии и Кельне говорят на своих особых диалектах, и это будут три разных языка. Например, я с трудом понимаю людей из Саксонии, но, к сожалению, я работаю там. Есть языковые различия в Польше, Чехии или Венгрии. Однако во Франции есть даже региональные языки, например, в регионе Бретань утверждается, что их язык – это не диалект, но автономный язык, основа их национальной идентичности.

Сейчас я хочу немного поговорить о том, как конструируется региональная идентичность. И в первую очередь я буду говорить о политике ЕС в регионах. Региональная политика ЕС очень важна, поскольку она является вторым большим пунктом в бюджете ЕС. На нее расходуется 300 млрд евро. Цель региональной политики в целом – это формирование и продвижение сотрудничества и взаимодействия между регионами. Я приведу вам два примера.

Возможно, вы слышали о Лиге Севера, что на Севере Италии, где расположены такие города как Милан, Турин. Это очень богатый регион, и люди считают, что они не должны содержать южные территории Италии, где люди считаются «более ленивыми». На Севере Италии можно услышать много негативного о Берлускони, о федеральном статусе государства, но эта территория является одним из наиболее богатых регионов в Европе. Соответственно, можно констатировать недостаточную солидарность между регионами. Существуют финансовые и экономические расхождения между регионами, и также мы увидим значительные различия, если даже посмотреть на размер регионов: есть очень большие регионы, а есть очень маленькие.

Вот пример из Германии. Вы слышали, наверно, о Баварии, которая является одной из шестнадцати федеральных земель Германии. Это очень большой регион по размеру территории и очень богатый. В то же время есть такой федеральный округ, как Бремен (я работаю в Саксонии, но живу в Бремене). Этот регион очень маленький и бедный. Вот это два примера о различиях между регионами в рамках ЕС.

В Германии есть система, которая должна сбалансировать различия между федеральными регионами, например, в виде перераспределения бюджета между бедными и богатыми регионами. В ЕС создана похожая система, что означает, что эти деньги, более 300 млрд евро, распределяются в соответствии с целью выравнивания этих расхождений между регионами. Эта региональная политика планируется с расчетом на шесть лет: с 2007 по 2013 год. И в этот период новые страны ЕС могут подавать заявки на получение денег для развития своего региона. Например, на строительство дорог. Только те регионы могут получать деньги из этого бюджета ЕС, которые находятся значительно ниже некоего среднего уровня развития других регионов ЕС. Статистически средний уровень развития региона определяется по уровню доходов. Но в реальности получить эти деньги намного сложнее, чем это может показаться из моих слов.

Вопрос из зала: Возможно, поэтому ЕС не хочет принимать некоторые страны, которые очень бедные?

Страницы