Радован Дюрана
26  
ЛекцияМинск5 февраля 2014
Европейский союз – какой из кризисов уже закончился?
6 февраля 2014 года, в рамках проекта «Европейское кафе: открытое пространство Европы» состоялась публичная лекция и дискуссия с участием Радована Дюраны (соучредителя и члена Словацкого института экономических и социальных исследований (INESS)).

Страницы

О лекторе: Радован Дюрана (Radovan Ďurana) – соучредитель и член Словацкого института экономических и социальных исследований (INESS) с 2006 года. Закончил Факультет менеджмента Университета Comenius в Братиславе, со специализацией в финансовом менеджменте. Сфера интересов – госфинансирование, налогообложение, пенсионная система. Автор и соавтор многих публикаций, координатор проекта Priceofthestate.org (беларусский аналог – проект «Кошт урада»). Принимал участие в работе экспертного совета при министре финансов Словакии, в настоящее время советник Союза работодателей Словакии.

Модератор мероприятия — Инна Ромашевская, эксперт Исследовательского проекта BIPART и Школы молодых менеджеров публичного администрирования (SYMPA).

Радован Дюрана: Добрый вечер, я рад присутствовать здесь, благодарю организаторов за предоставленную возможность. Мне приятно, что здесь так много людей, заинтересованных вопросами, связанными с Европейским Союзом. Я также рад возможности присутствовать здесь, потому что Европейский Союз тратит большое количество средств, для того чтобы представлять себя за границей, но, согласно моему личному опыту, картина не всегда представляется исчерпывающей. В лекции речь пойдет о продолжительном экономическом кризисе в большинстве стран Евросоюза, я буду говорить о долговом кризисе, который связан с государственным долгом стран-членов ЕС, о проблемах банковской системы и финансовом кризисе в Евросоюзе. Я приветствую дискуссии, сейчас я задам некоторые вопросы, потому что есть информация, которой я еще не владею. Первый вопрос: каков официальный уровень безработицы в Республике Беларусь?

Аудитория: 5,7 процентов, 8 процентов.

Р.Д.: А неофициальный?

Аудитория: Государственная тайна.

Р.Д.: На протяжении кризиса 8,5 миллионов людей потеряли работу на полную ставку. Это примерно как если бы все население региона Бенилюкс (Нидерланды, Бельгия и Люксембург) потеряло бы работу. Это все еще очень серьезная проблема для ЕС. Только в Испании около 1 миллиона людей, занятых в строительном секторе, потеряли работу. Экономический кризис начался в 2007 - 2008 году. На графике, описывающем уровень безработицы, вы можете видеть, что ее уровень все еще растет.

slayd3.jpg

По средним показателям, мы не можем пока заметить улучшение. В истории еще не было примеров кризиса, при котором улучшения на рынке труда заняли бы столько времени. Несмотря на то, что в новостях вы можете читать о том, что ВВП растет и улучшаются экспортные показатели, этого все еще недостаточно для создания новых рабочих мест.

slayd4.jpg

Это график, отражающий новые рабочие места, вы видите, что уровень, на котором ЕС находился в 2007, был намного выше, чем сейчас. Люди в ЕС больше не тратят деньги так, как раньше. Индустриальные инвестиции: проведем линию на момент 2010 года, примем этот уровень за 100 процентов, инвестиции с тех пор уменьшились или остались на том же уровне. Уровень инвестиций нефинансовых компаний упал, потери не очень значительные (с 23 процентов до 19), однако это является значительным показателем, потому что он влияет на сокращение рабочих мест в ЕС.

slayd8.jpg

Несмотря на то, что процентные ставки главных центральных банков: Bank of England, European Central bank, Federal bank, равны нулю, и банки предоставляют беспроцентные ссуды, в целом, банки не стали предоставлять больше ссуд. Банки могут брать деньги у Центрального банка взаймы без процентов, но, тем не менее, они не дают больше ссуд инвесторам. Банки боятся давать ссуды, так как они опасаются появления новых покупателей, которые будут платить за новые услуги.

Аудитория: Почему?

Р.Д.: Потому что, если у вас есть высокий уровень безработицы, люди не зарабатывают достаточно денег, чтобы покупать новые товары. В целом, у людей нет свободных средств на покупку дополнительных товаров. Рост безработицы рождает большое количество безработных, потребление падает, что, в свою очередь не может обеспечить будущую прибыль для новых инвестиций. Если вы посмотрите на эти цифры, вы поймете, что ситуация плачевная. Некоторые люди говорят, что европейский кризис хуже, чем Великая депрессия.

foto1.jpg

Вот фотография, сделанная в 1930 году в США. Экономисты сравнивают европейский кризис с Великой депрессией, я повторюсь, потому что выход из нее длился месяцы, через, приблизительно, 18 месяцев, экономические показатели начали двигаться вверх. В настоящий момент экономика приходит в себя вот уже 5 лет, и у нас все еще нет уверенности в дальнейшем улучшении. Жизнь людей в Евросоюзе не так плоха, как это было во времена Великой депрессии. Этот график показывает, что люди больше путешествуют.

slayd12.jpg

Проблема заключается в том, что население ЕС стареет, а стареющее население сложнее финансировать. В США эмигранты и молодое население стимулируют развитие экономики, в ЕС же таких стимулов нет.

Так что необходимо сделать, чтобы европейская экономика снова начала развиваться?

ЕС необходимо коренным образом реформировать рынок труда. Например, если в Испании предприниматель хочет уволить подчиненного, который отработал в компании 20 лет, ему необходимо будет выплатить компенсацию в размере 20 заработных плат. Таким образом, работодатели не заинтересованы нанимать новых людей или нанимать их на долгосрочные контракты. Еще необходимо поднять конкуренцию, но сделать это нужно без новых законодательных инициатив: в ЕС есть тенденция делать все способом централизованного регулирования, но такой подход рождает бюрократию и является весьма дорогостоящим. Также необходимы изменения в банковском секторе, который все еще не оправился от кризиса 2007 года.
Это был первый период нашего хоккейного матча. Во втором я расскажу вам о государственном долге. Следующим моим вопросом к слушателям будет: каков государственный долг Беларуси?

Аудитория: 17 процентов от ВВП.

Р.Д.: Средняя цифра по ЕС – почти 90 процентов. В целом по ЕС это цифра составляет примерно 100 процентов. При образовании еврозоны было принято решение, что государственный долг стран-членов ЕС не должен превышать 60 процентов ВВП. Мы можем пересчитать страны, которые соответствуют этому условию. Кроме Швеции, Чехии и Голландии, остальные страны не могут позволить себе более высокий уровень государственного долга. Кроме того что эти долги уже достигли значительных размеров, они продолжают расти.

Вы видите третий квартал 2013 года: современные социальные демократии не выплачивают свои долги.

slayd15.jpg

Долг уменьшается только в случае, когда экономика государства развивается быстрее, чем растет долг. Раньше так было принято в странах ЕС: при высоких темпах роста экономики они могли позволить себе быть социально-ориентированными. Долговой кризис начался в 2008-2009, и спустя 4 года, долг продолжает расти. Развитые страны никогда не имели таких долгов: эту ситуацию можно сравнить с периодом после Второй Мировой войны. Мы живем в странные времена, потому что все говорят о растущем долге и необходимости строгой экономии. Но если мы взглянем на цифры, есть только три страны, которые уменьшили государственные расходы.

slayd17.jpg

Это разница между 2007 и 2012 годами: это суммарные доходы и расходы ЕС, в этой графе мы видим, что, если ЕС и уменьшает дефицит, то это, в основном, связано с увеличением сборов и налогов. Такой подход не стимулирует рост экономических показателей. В ЕС социальное обеспечение находится на очень высоком уровне: затраты на социальную сферу и здравоохранение очень высоки. Хорошо развитое социальное обеспечение обозначает, что не очень много людей вынуждены работать: многие знают, что государство окажет поддержку посредством пособий. Социальное обеспечение финансируется из зарплат, так что если мы в ситуации, когда новые рабочие места не создаются, зарплаты понижаются, а доля социального обеспечения растет, возникают проблемы.

Кроме социально-ориентированной экономики, социальных пособий и пенсий, администрация является еще одной серьезной статьей затрат. Есть страны, которые тратят на это еще больше денег, чем Беларусь, где, я думаю, публичный сектор достаточно большой. Проблемой еврозоны является еще и то, что договоренности не соблюдаются, государства к намеченным целям не стремятся. Есть причина, почему государства Евросоюза не сталкиваются с прямыми рисками финансового рынка. Попросту говоря, каждая из стран рассуждает: если у меня будут проблемы, Германия мне поможет. Так что же нужно, чтобы начать сокращать государственный долг? На данный момент страны Евросоюза собирают около 40-50 процентов ВВП посредством налогов и сборов. Сложно представить, что они смогут собирать больше, поэтому, если они хотят сбалансировать бюджет, им будет необходимо сократить расходы. Но нельзя сократить расходы, если не трогать социальное обеспечение. Необходимо менять инициативу, потому что если государства не могут отвечать вызовам финансовых рынков, они будут продолжать вести себя безответственно. Это была вторая часть.

Третья часть будет посвящена финансовому кризису еврозоны. В 2001 году проект евровалюты был встречен с энтузиазмом, его рекламировали как великую победу новой экономики. На протяжении финансового кризиса 2008-2009 мы были очень близки к фиаско проекта евровалюты. Я объясню, почему. Фридрих Август фон Хайек был выдающимся экономистом и философом, он также был лауреатом Нобелевской премии. Он объяснял, что политическим проектам для выживания необходимо иметь экономическую основу. Если политики не соблюдают основные законы экономики, проект будет обречен на провал. Евро был введен в 1999 году, за несколько лет он изменил процентные ставки во многих странах, теперь оказалось возможным брать взаймы у финансовых рынков по одинаковым процентным ставкам. Финансовые инвесторы знали о том, что экономика Греции слаба, там постоянно дефицит госбюджета, поэтому мы должны давать ссуды Греции по высоким процентным ставкам. Но они так же знали, что Греция в одной монетарной системе с Германией, Нидерландами и Великобританией, и эти страны всегда помогут Греции.

Тем не менее, финансовые секторы по всему миру были не в самом лучшем состоянии к 2007 году. Все началось в США 2007 году с кризиса ипотеки, эта проблема ощущалась и в Европе, потому что европейские банки хотели заработать денег на американском рынке. Кризис в Греции, Португалии и Ирландии начался именно с кризиса банковской системы. Финансовые инвесторы поняли, что предоставлять Греции такие же процентные ставки, как и Германии, ненормально. Возможность иметь одинаковые процентные ставки для разных стран оказалось иллюзией. Если вы предоставляете большое количество денег под небольшие процентные ставки Испании или Ирландии, где уровень развития экономики низок, вы будете создавать мыльный пузырь активов. Сейчас в Испании около миллиона пустующих квартир, это больше, чем в США. В Испании в 2006 или 2007 году было построено больше квартир, чем во всем Евросоюзе. Что-то подобное произошло в Ирландии, вот стоимость недвижимости в Ирландии: 100 в 2005, 130 в 2007 и, когда инвесторы поняли, что это был мыльный пузырь, началось резкое падение цен на 60 процентов.

slayd27.jpg

Представьте, что вы взяли заем на строительство квартиры на сумму 1 200 000 евро. Спустя четыре года, стоимость вашей квартиры составляет 600 000 евро, но вам еще необходимо оплачивать заем в 1 200 000 евро. Иллюзия о том, что страны имеют одинаковый кредитный риск, имеет тяжелые последствия. В 2008 году мы поняли, что в Европе есть слабое звено, Греция, и ее попытались спасти. У нас было два варианта: не помогать Греции, позволить ей обанкротиться, или помочь ей. Если бы Греция объявила себя банкротом, весь проект еврозоны оказался бы под угрозой. Поэтому многие поддерживали идею спасения Греции, пусть и такой большой ценой. Международный Валютный Фонд, организованный богатыми странами, для того, чтобы спасать бедные страны, сейчас помогает богатым странам. Вот суммы, затраченные на помощь Африке, Азии и Европейскому союзу.

slayd29.jpg

Красным цветом выделена еврозона, серым – остальная часть Европы. Когда мы начинали помогать в 2009 году, мы думали, что мы спасем только Грецию, и все. Сегодня, через 5 лет, к этому списку добавились Кипр, Испания, Португалия, Ирландия, Италия ждет своей очереди, за ней Франция. Всем интересно, сколько сможет вытянуть Германия. Так вот, вместо того, чтобы допустить банкротство страны, руководство ЕС решило переложить проблемы банковского сектора на плечи простых налогоплательщиков.

Представьте, что у немецкого банка есть долговые обязательства Греции, которые она не в состоянии оплатить. В нормальной ситуации, немецкий банк понес бы ущерб, и пытался бы вернуть хотя бы часть своих средств. Все работает, как обычная ссуда: банк несет ущерб, пытаясь его минимизировать. Получается, что если банку ссуду не возвращают, это проблема заемщика и самого банка. Но банки знали, что дела у Греции плохи и вместо того, чтобы снизить объем выкупаемых долговых обязательств, они, напротив, продолжали их покупать, зная, что ЕС их оплатит. Правительства стран выдавали еще больше долговых обязательств, а это значит, что налогоплательщики должны будут их оплатить, помогая немецким банкам и Греции. Не только немецкие налогоплательщики должны были за это заплатить, было решено, что все страны ЕС должны были гарантировать спасение Греции. Было решено, что некоторая часть ВВП будет на это потрачена: для всех стран эти затраты разные, например, гарантии, предоставленные Греции Словакией, составили 35 процентов всего ее дохода, а для Австрии они составили только 15 процентов. В 1999 году банковский сектор в Словакии был в плачевном состоянии.

Страницы