Татьяна Артимович
473  
Лекция17 ноября 2012
Николай Рудковский: табу or not табу?
В жизни, скорее всего, такая история закончилась бы катастрофой. Но Рудковский пишет комедию, поэтому все у его героев заканчивается хорошо. Но комедия в данном случае значит, что главная задача драматурга – заставить зрителя осмеять самого же себя.

Pages

«Дожить до премьеры»: пора расстаться с советскими ценностями

Первую редакцию этой пьесы Николай написал в 2009 году. Тогда она сразу же была представлена в рамках онлайн-проекта фестиваля «Панорама» в Минске (реж. Павел Харланчук). Но несмотря на то, что была сделана на высоком профессиональном уровне, дальнейшая ее судьба осталась под вопросом. Пьеса была опубликована в российском журнале «Современная драматургия» (в первом номере 2010 года), а в мае получила вторую премию Международного конкурса «Баденвайлер». Но Союз театральных деятелей России запретил читку этой пьесы – «за авторский взгляд на события Великой Отечественной войны». Тем не менее, она была поставлена в Томском драматическом театре (реж. С. Куликовский, 2012), в нескольких российских театрах-студиях, и, наконец, ее премьера случилась в Минске в РТБД (реж. П. Харланчук).

Причиной такой неоднозначной оценки пьесы, даже со стороны российских критиков, действительно стал авторский взгляд на одну из самых табуированных, на мой взгляд, для постсоветского пространства тем – Вторую мировую войну. Сегодня эта тема активно обсуждается в западноевропейском обществе: проходят дискуссии, озвучиваются новые факты, разрушающие стереотипы о правых и виноватых в той войне. Активно присутствует эта тема и на театральных подмостках, например, можно вспомнить спектакль «III Фурии» польского режиссера Мартина Либера.

Но пока в нашем театре такого рода провокационные постановки не возможны, хотя на примере этой пьесы видно, что молодые авторы начинают говорить о необходимости пересмотреть отношение к истории. Так, например, беларусский фотограф Андрей Ленкевич в рамках проекта «На Западе от Востока» представил свою работу «Удвоенные герои», за что, правда, уже на открытии одна возмущенная зрительница грозила подать на него в суд за оскорбление чувств евреев. Что, в принципе, подтверждает неприкосновенность этой темы, в том числе и в беларусском гражданском обществе.

На официальном же уровне это табу существует совершенно отчетливо. Историк Алексей Браточкин в рамках дискуссии, посвященной постановке «Дожить до премьеры» в Минске, отметил: «Когда историки пытаются защищать диссертации по этой теме, то возникает множество проблем, если диссертация не соответствуют каким-то политическим, идеологическим и прочим канонам официального дискурса о войне». В рамках этой же дискуссии Ирина Герасимович заметила, что болезненным является, в принципе, любое вторжение на территорию мифа, на котором беларусы строят свою современную идентичность. Звучали и другие интересные интерпретации пьесы, что подтвердило ее неоднозначность и многоплановость (что, в принципе, свойственно пьесам Рудковского в целом). Хотя, как признался сам драматург в частной беседе, главный его посыл был направлен в сторону советских ценностей, с которыми пора бы уже нам расстаться.

Сюжет пьесы прост: в минском театре готовят к постановке очередную пьесу о войне. Вера, актриса этого театра, вместе со своей подругой Катей для того, чтобы по-настоящему («по Станиславскому») понять то, что чувствовали партизанки во время войны, решается на исследование-эксперимент. Дома, на улице, в различных общественных местах она пытается полностью воссоздать (через свое воображение и отношение) реальности войны: голод, проблему с электричеством и связью, страх ночных налетов и т.д. Любящий муж терпит ее выходки: потерпеть нужно только до премьеры, которая случится через месяц.

07_2.jpg
«Дожить до премьеры», реж. П.Харланчук, РТБД, 2012

Драматург доводит ситуацию до крайности, когда упрямый отказ Веры взглянуть правде в глаза – невозможно и не нужно сегодня пытаться прожить ужасы той войны – чуть не приводит к разрыву семейных отношений. Сначала муж не выдерживает и уходит от нее, но возвращается, потому что она главное в его жизни. Но Вера, чтобы победить с ее точки зрения равнодушие и нечувствительность мужа, предварительно связав его, спит с другим мужчиной на его глазах. («Что ты не сможешь пережить?» – «Твою измену»).

В жизни, скорее всего, такая история закончилась бы катастрофой. Но Рудковский пишет комедию, поэтому все у его героев заканчивается хорошо. Но комедия в данном случае значит, что драматург провоцирует зрителя на смех не только для того, чтобы показать всю нелепость попыток культивировать сегодня советские мифы. Главная задача – заставить зрителя осмеять самого же себя. Две существующие редакции мало отличаются друг от друга, только небольшие изменения в диалогах, добавление отдельных фрагментов, не меняющих суть. Единым для обоих вариантов остается и финал: Вера поет мужу колыбельную.

Вера. Ложись, солнышко. Теперь можно спать спокойно, Лёша. Мой любимый Лёша. Можно спать долго и крепко. И храпеть. Теперь можно храпеть громко. Я доказала. Мы дожили. Спи, солнышко мое. Теперь я докажу, что я гениальная жена. Спи, дорогой. Я колыбельную тебе спою, которую буду петь нашим деткам. У нас в следующем году обязательно появятся детки. Спи, мой любимый.

Белый аист летит,
Над белёсым полесьем летит.
Белорусский мотив
В песне вересков, в песне ракит.
Всё земля приняла:
И заботу, и ласку, и пламя.

Полыхал над землёй
Небосвод, как багровое знамя.
Молодость моя, Белоруссия.
Песня партизан, сосны да туман...
Песня партизан, алая заря...
Молодость моя, Белоруссия...

К сожалению, эта песня не прозвучала в спектакле Харланчука, где в финале герои, обнявшись, смотрят титры фильма «Летят журавли». Понятно, что эта колыбельная – зона риска, которую также нужно решать в комедийном ключе, что могут и не простить. Но, возможно, именно таких провокаций и не хватает беларусскому, особенно молодому театру. Как отметила одна молодая режиссер, так хотелось, чтобы кто-то встал и возмущенно вышел из зала, но этого не произошло. Зритель действительно смеется. Хотя все же удивил отзыв одной молодой девушки, которая возмутилась: мол, как можно смеяться над такой серьезной темой?

08_2.jpg
«Дожить до премьеры», реж. П.Харланчук, РТБД, 2012

Такая реакция, на мой взгляд, еще раз подтверждает необходимость в беларусском театре подобных пьес, а также более смелых постановок. Потому что пока, к сожалению, отношение к театру у нас остается на уровне «храма» и комфортного моралите, но не места работы со своими сознательными и бессознательными страхами, болевыми точками, от которых (в том числе и насмехаясь) можно постепенно избавляться.

Pages