Анна Чижевская
член и сотрудница общества «Этнографическая мастерская» (Варшава). Является координатором и куратором различных проектов, в том числе образовательных.
454  
ЛекцияМинск11 октября 2014
Разбуди город: что такое городская этнография?
11 октября 2014 года в рамках проекта «Европейское кафе: открытое пространство Европы» и в сотрудничестве с Мемориальным музеем-мастерской З. И. Азгура состоялась лекция Анны Чижевской «Разбуди город: что такое городская этнография?»

Pages

О лекторе: Анна Чижевска (Anna Czyżewska) - выпускница Института этнологии и культурной антропологии Варшавского университета. Член и сотрудница общества «Этнографическая мастерская». Является координатором и куратором различных проектов, в том числе образовательных.

Добрый день. Меня зовут Анна Чижевска. Я родом из Варшавы, являюсь этнографкой и работаю в Ассоциации «Этнографическая мастерская». Очень приятно, что меня пригласили рассказать о том, чем мы занимаемся в Варшаве. Я очень люблю свою работу и люблю о ней рассказывать, в связи с этим еще приятнее, что можно это сделать в Минске и поделиться с вами нашим опытом, касающимся работы в Варшаве, в городе, где я и занимаюсь городской этнографией. Два года назад, когда я первый раз приехала в Минск, мы работали над проектом «Активный музей» и проводили мастер-классы в Этнографическом музее при Национальной академии наук Беларуси, и тогда мы столкнулись с вопросом, который встал перед нами и белорусскими музейщиками и музейщицами: как найти общее определение того, чем является этнография?

Мы в Польше понимаем этнографию, скорее, как культурную антропологию, а не как работу с материальной культурой. Мой опыт показывает, что в Беларуси под предметом этнографии понимают прежде всего материальную культуру, и этому обучают студентов-этнографов. Мы в ассоциации «Этнографическая мастерская» также иначе понимаем этнографию, не так, как понимают ее работники университета. Мы не только проводим исследования, но также занимаемся другими вещами, о которых я сейчас расскажу. Таким образом, будет представлена наша этнографическая практика.

Скажу несколько слов о том, чем является «Этнографическая мастерская», какими были ее идеи, расскажу о ее истории, а после представлю четыре проекта, реализуемые в Варшаве, четыре формы работы, которые главным образом отражают наше понимание этнографии.

Ассоциация «Этнографическая мастерская» имени Витольда Дыновского – наше официальное название. Наш покровитель был этнографом, профессором кафедры этнографии Варшавского университета, умер в 1982 году и известен тем, что не был хорошим исследователем и не проводил хороших исследований, но был известен тем, что очень поддерживал своих студентов, создавал для них условия, чтобы они могли реализоваться в этнографическом плане. Он создал замечательный коллектив исследователей и исследовательниц, ученицей которых я являюсь и у которых была возможность проводить те исследования, которые они хотели и где хотели. Он был открыт для каждого студента, каждой студентки и тому, что они привносили. В 2005 году, а в 2006-м Ассоциация была зарегистрирована, возникла идея создать Ассоциацию «Этнографическая мастерская», где студенты, молодые этнографы и этнографки, культурные антропологи и культурные антроположки могли бы реализовать себя. В нашей ассоциации главным образом работают женщины, есть лишь несколько мужчин, и прежде всего это члены женского пола, поэтому я обращаю внимание на то, чтобы использовать две формы – мужскую и женскую. Это главным образом выпускники и выпускницы Института этнологии и культурной антропологии, и каждый человек по-разному себя характеризует. Некоторые члены являются этнографами, некоторые - культурными антропологами, а другие называют себя просто антропологами. Мы открыты тому, что каждый привносит что-то своим участием, что каждый может самостоятельно определять свою идентичность, что каждого(ую) интересует то, каким образом люди себя открывают, как строят свою идентичность и как ее реализуют. Для нас исходной точкой в работе, в любой нашей активности является то, что все люди разные, и это разнообразие и самостоятельность в принятии определенных решений, в создании себя является основой всего, чем мы занимаемся. И когда мы реализуем нашу деятельность, мы стараемся это подчеркивать. Мы работаем для того, чтобы была возможность показать миру, другим людям, тем, кто интересуется нашей деятельностью, как разнообразен мир. Это немного банально, но так и есть, так как этнограф занимается микромиром, воспринимает всю его сложность, разнообразие в малой перспективе и в перспективе глобальной.

Ассоциация имеет свои цели. Нашей главной целью является укрепление открытости и толерантности в людях, показывание того, что разнообразие является ценностью, что ее стоит усиливать и что стоит быть открытым (-ой) этому. Нашей целью является также поддержание и сохранение культурного наследия, под которым мы понимаем любые достижения прошлого, предков, не только наших, того, что нам дает история и прошлое. Важным для нас также является продвижение этнологии как науки, того, что на протяжении десятилетий было сделано другими этнографами. Этнографы не всегда умеют хорошо рекламировать свои исследования. Бранислав Малиновский достиг успеха, весь мир его знает, но всех остальных, многих этнографов и этнологов не знают. В связи с этим одной из наших целей является продвижение этнологии/этнографии как науки. Целью нашей работы, нашей деятельности также является поддержка местной творческой инициативы и привлечение внимания к разного рода культурным явлениям, к культуре, к тому, что люди по всему миру делают друг с другом, что с ними происходит. В частности поэтому мы приехали сюда, чтобы создать для молодых, и не только молодых, беларусских музейщиков и музейщиц пространство, благодаря которому они получили бы вдохновение и смогли сделать что-то новое на основании того, что мы им покажем, и чтобы они могли это использовать в своей ежедневной работе. Это уже зависит от них, но мы хотели со своей стороны что-то им дать, что-то создать вместе. Все это звучит очень общо, и сейчас я перейду к конкретике.

Некоторое время назад у Ассоциации родилась идея популяризировать и распространять среди обычных жителей и жительниц Варшавы работы молодых этнографов и этнографок. Но нам надо было как-то объяснить нашим читателям, любителям, неспециалистам, чем именно является этнография. Что это не только народная культура, музеи под открытым небом и исследование фольклора, а что-то большее. Мы написали электронное письмо Джеймсу Клиффорду – одному из известнейших антропологов ХХ века, одной из важнейших фигур времен нашей учебы. Мы написали: «Господин профессор, мы, молодые этнографы из Польши, хотим рассказать варшавянам, чем является этнография. Не могли бы Вы написать для нас три предложения о том, чем для Вас является этнография». Через два дня мы получили ответ, состоящий из трех предложений. Никто не мог поверить, что Джеймс Клиффорд написал для нас три предложения, – а он написал. Мы долго обсуждали, как перевести эти три предложения, и перевели мы их как-то так: «Этнография позволяет нам узнать мир во всех его деталях, позволяет нам стать кураторами обыденности, историками незначительных событий, невозможными реалистами». Мы не знали, как перевести слова «fun», «ethnography is fun», поэтому оставили его непереведенным, так как не могли перевести его как «веселье», «приключение», «игра». Так как это попросту является удовольствием, которое мы черпаем за счет того, что занимаешься тем, чем занимаешься, смотрим на мир, каков он есть со всем его разнообразием. И именно этим является для нас этнография, этим взглядом на сложность, разнообразие, богатство всего, что нас окружает, на многообразие явлений, разворачивающихся между людьми, на то, как люди живут, что делают, какие отношения строят друг с другом, как существуют в мире. С одной стороны, мы смотрим на это богатство, на это разнообразие, например, через призму народных костюмов в разных регионах, разнообразных практик, связанных с этими костюмами в прошлом и в настоящее время; на разнообразие коллекций в польских музеях под открытым небом – в Польше насчитывается более 60 таких музеев, из чего следует разнообразие их архитектуры, их непохожая история, разнообразные культурные влияния – русские, австро-венгерские, прусские. Это все мы видим ежедневно в своей работе. С другой стороны, мы таким же образом смотрим на Варшаву как на город, на людей, которые там живут, как они живут, чем занимаются, что является важным для них.

Pages