Анна Чижевская
член и сотрудница общества «Этнографическая мастерская» (Варшава). Является координатором и куратором различных проектов, в том числе образовательных.
454  
ЛекцияМинск11 октября 2014
Разбуди город: что такое городская этнография?
11 октября 2014 года в рамках проекта «Европейское кафе: открытое пространство Европы» и в сотрудничестве с Мемориальным музеем-мастерской З. И. Азгура состоялась лекция Анны Чижевской «Разбуди город: что такое городская этнография?»

Страницы

Вопрос из зала: Меня интересует, сказывается ли ваше исследование на решениях государственных учреждений? В качестве примера эти финские домики – сносить их или не сносить, реконструкция района. Потому что у нас иногда бывает достаточно странная ситуация, когда живешь, живешь в доме в центре, выходишь как-нибудь вечером, а на нем уже висит табличка «памятник» без чьей-либо очевидной инициативы, просто вот дом внесен кем-то в список памятников. И в то же время есть районы вот, улица Чичерина и Коммунистическая, которые планируется реконструировать, но которые также имеют ту же историю, что и ваши финские домики, которые были построены немецкими пленными солдатами, в которых люди жили, и которые также имеют какой-то исторический аспект в рамках города. Они постепенно ветшают, и такая цель, вероятно, преследуется, в том смысле, чтобы в конце концов, когда он станет совсем ветхим, реконструировать уже в новом виде. Но на них нет таблички «памятник». Вот ваши оценки, ваши исследования, влияют ли они на принятие решений? Либо они преследуют исключительно научную цель?

А.Ч.: В Варшаве это было движение жителей, которые начали выступать против, и совершенно разных жителей, которые начали выступать за то, что это является важным, является наследием. Мы представляем следующую точку зрения: что-либо становится наследием, если люди, считают это важным, не какие-то власти, и тогда это считается «памятником», а ценность определяют сами люди, что это место, это здание является важным. В Варшаве такое движение только начинается: люди начали признавать ценность эти домиков, начали об этом высказываться разнообразным способом. Например, то, что мы этим заинтересовались, также укрепило жителей во мнении. И город начал считать этот голос существенным. Но и у нас также частными собственниками уничтожаются важные, в том числе исторические постройки, так случается, и за это они получают штрафы. Мы стремимся дать возможность высказаться нашим собеседникам. Мы опубликовали текст о жителях Урсынова, которые рассказывали о том, как они переезжали в большой блочный дом из бетонных плит, который, как считают некоторые, в настоящее время следует уничтожить. Мы рассказывали о молодых годах этих людей, об их эмоциях, чувствах, о том, какими важными были для них эти дома, которые в настоящее время сталкиваются с многочисленной критикой. Имеются, конечно, и позитивные высказывания, но в большинстве своем считается, что они представляют малую ценность. Мы показываем, что есть люди, для которых они важны.

Вопрос из зала: Я хотел бы сместить акцент на карманную этнографию. Скажите, это уже анализ текстов, анализ материалов или же это просто те тексты, которые собирали, то есть непосредственно интервью?

А.Ч.: Это обработанные тексты. Имеются там также фрагменты высказываний, которые мы выделяем специальным текстом, чтобы показать, что там присутствует также голос жителей города либо наших собеседников, так как имеются высказывания тех, кто только проездом был в Варшаве. Высказывания людей отмечены другим цветом, не тем, которым напечатан текст этнографа.

Вопрос из зала: В продолжение тогда такой вопрос. Всем известно, что тексты современной культурной антропологии очень сложны для понимания, очень много специфических терминов, рефлексии и так далее. Тексты направлены на популяризацию – то есть это сознательное упрощение анализа для того, чтобы было понятно людям?

А.Ч.: Да. Эти тексты проходят через редакционный процесс. Сейчас редакционный коллектив состоит из четырех человек, и все они прочитывают каждый отдельный текст, чтобы проверить его читабельность и понятность для разных людей. Таким образом, если появляется какой-либо антропологический термин, не являющийся популярным, его объясняют и описывают, откуда он взялся.

Вопрос из зала: А фотографии есть?

А.Ч.: Да. Фотографии принадлежат либо авторам текстов, либо являются современными, есть также архивные материалы, так как часть редакции занимается исследованием памяти, а тексты, касающиеся исторического прошлого, также у нас появляются. Нашими партнерами являются Музей Варшавы и Национальный цифровой архив, которые предоставляют нам фотографии, а так как этот проект является популяризаторским, образовательным и некоммерческим, они предоставляют их нам бесплатно.

Вопрос из зала: А периодичность и толщина издания?

А.Ч.: Мы получили грант на издание пяти номеров, и их мы публиковали на протяжение двух лет. Это около 100 страниц, каждый текст насчитывает около 30 000 знаков, и они в большинстве своем короткие, чтобы можно было их прочесть в автобусе, трамвае, во время поездки. Номер состоит из 96 страниц. Мы хотели также, чтобы формат был как можно более экономичный, чтобы у нас была возможность в рамках гранта, который мы получили, издать как можно больше публикаций, чтобы они были хорошо составлены. Сейчас мы подаемся на очередной грант и надеемся, что все пройдет успешно.

Вопрос из зала: У меня очень общий вопрос. Скажите, создание «Этнографической мастерской» - это исключительно варшавская тенденция или похожие мастерские есть в других городах Польши? И сотрудничаете ли вы с ними именно в современном урбанистическом формате?

А.Ч.: В то время, когда мастерская появлялась, институты этнологии, этнографии и антропологии – институт этнологии, так как это их основное название – были в шести городах: Варшава, Краков, Вроцлав, Торунь, Лодзь, Познань. В шести. Сейчас появился в Гданьске и Щетине. И в Познани, Кракове и Торуне возникли неправительственные организации – ассоциации либо фонды, которые поставили перед собой похожие цели. Они до сих пор функционируют, но не в таком масштабе, как мы. Нам повезло с коллективом: была группа человек, для которых эта работа была важна, и они поменяли работу в музее, рекламном агентстве, в других неправительственных организациях ради того, чтобы делать то, что мы делаем. И мы посвятили этому время, работу, себя, благодаря чему работаем так, как работаем. «Этнографическая мастерская» является рабочим местом нескольких человек, которые на постоянной основе там работают. Нам также повезло с тем, что мы смогли получить дополнительное финансирование в рамках грантов на свою работу, и вся наша деятельность финансируется на счет грантовых средств. Были также люди, которые по-разному нам помогали: кто-то помог что-то организовать, кто-то позволил воспользоваться залом для организации встречи. И таким образом, получая, работая, достигая определенных высот, мы развивались и делали то, что делаем.

Это было все, что касается «Этнографии в кармане». Еще один варшавский проект, о котором хотелось рассказать, это образовательный проект под названием «Искатели варшавских традиций». Данный проект мы реализуем в циклическом формате на протяжение 4 лет, и в его рамках проводим занятия, касающиеся Варшавы, в начальных школах для детей 10-12 лет. Это занятия для классов в школе в рамках уроков, во время которых мы беседуем с учениками о Варшаве, о ее истории и современности, о том, чем для них является Варшава и какая она. Им 10-12 лет и они не проводят время в центре города, а делают это в своем районе и ближайших окрестностях, там, где проживают. Для нас это представляет наибольший интерес, так как мы не знаем тех районов, в которых они живут, не знаем, как там проводить время, чем там можно заниматься, как они выглядят, что для этих детей является важным. Мы показываем им, чем занимается этнограф, в чем состоит его работа, чем он может заниматься в ходе полевых исследований. Во время этих занятий они становятся маленькими искателями варшавских традиций и делают путеводители по их ближайшим окрестностям. С одной стороны, мы даем им материалы, касающиеся важных мест и достопримечательностей в их ближайших окрестностях, чтобы дать конкретные сухие исторические знания, а они готовят с их помощью отдельные страницы путеводителя, которые самостоятельно украшают. Главным является то, что они готовят страницы со своими местами и рассказывают нам о местах в их окрестностях, которые по их мнению, для них являются важными и интересными. Кто-то изобразил детскую площадку в Натолинском парке в районе Натолин на варшавском Урсынове, где можно съезжать на больших горках и прыгать с трамплина. Есть информация о поликлинике рядом с Горкой Казуркой. Горка Казурка – место, где катаются на санках. Она была сделана, когда строили Урсынов. Или улица Гжегожевской 3, раньше Альтернатевы 4. В 1980-х годах был такой сериал «Альтернатева 4», очень популярный в Польше. 10-летний ребенок понимал, что это место является важным для него самого: «Я люблю проводить там время, потому что, когда ложусь на траву, могу смотреть на разные облака и слушать пение птиц. Это очень хорошее место». Эти голоса детей, то, что важно для них, для нас как этнографов, с одной стороны, является очень интересным, мы узнаем о культуре этих детей десяти-двеннадцати лет, о важных для них местах, о их ближайших окрестностях, что для них важно, что их больше всего интересует, но также то, что их отличает. Один из классов рассказал и представил нам в рамках путеводителя такое место, куда ходит только этот класс. Это дворик одного из ребят, от которого есть ключ только у него, единственного из всего класса, и он может пускать туда других, где они сидят на единственной перекладине для вытряхивания, раскачиваются и проводят вместе время. Только им известно это место, и только они, этот класс, знают, как они называют это место, которое является их общей тайной. И в таких случаях мы можем удовлетворить свое этнографическое и исследовательское любопытство и узнать что-то о Варшаве и молодых варшавянах.

С другой стороны, мы показываем этим молодым людям, что то место, в котором они живут, может быть интересным, представлять ценность, и если что-либо является важным для них, это стоит беречь. Таких мастер-классов мы провели уже несколько сотен, и несколько тысяч детей приняли в них участие. Важным организационно-техническим моментом этого мероприятия является то, что мы решили проводить занятия в начальной школе, которая имеет более эластичную образовательную программу, и учителя позволяют нам посвятить несколько часов уроков таким занятиям. С другой стороны, данные занятия отвечают требованиям учителей, так как в образовательной программе должна присутствовать информация, касающаяся ближайших окрестностей, Варшавы, истории, традиций, такое региональное образование, и учителя в Варшаве не знают, как правильно это правильно преподносить. Таким образом, отвечая этим требованиям и имея наши знания, умения и идею, мы разработали данную программу. Присутствует также элемент совместной работы – класс готовит общий путеводитель, где каждый имеет возможность высказаться. Но присутствует и элемент конкуренции: проводится конкурс, и ученики могут провести дома этнографическое интервью с каким-нибудь интересным человеком из своего окружения. И они проводят интервью с разными людьми: с членами своей семьи, соседями или людьми, которых встречают в парке на прогулке. Таким образом, они добавляют странички в путеводитель – рассказы о жителях окрестностей. А мы выбираем наиболее интересные и награждаем их. Подготовка таких интервью является добровольной – если кто-то не имеет желания, мы не будем вынуждать. Это является добровольным, и важно их желание делать то, что мы предлагаем.

Вопрос из зала: Хотел уточнить – неясно прозвучало: явилось ли результатом активности вот этой инициативной группы то, что власти проводят градостроительные планы по реконструкции с учетом этого объекта? Или они оставили вопрос до естественного уничтожения?

А.Ч.: Неизвестно. Это постоянно меняется. Три года назад все думали, что они будут разрушены, сейчас планы меняются, поэтому сложно ответить.

Последним городским этнографическим проектом являются аудиогиды по Варшаве, такие как в музее, когда ходишь в наушниках и слушаешь истории о музейных объектах. Мы сделали это в Варшаве. На интернет-странице есть 9 маршрутов, 9 трасс. Надо зайти на сайт, бесплатно скачать выбранный маршрут на свой телефон либо МР3-плеер, стать в пункте, указанном на карте, где следует начать, и идти, слушая рассказы людей о своем городе. Каждая экскурсия начинается в конкретном месте, имеет конкретный маршрут и содержит разные истории. Экскурсии носят тематический характер, основаны на разного рода этнографических исследованиях или имеют этнографическую перспективу, преследующую желание показать, как богат и разнообразен мир и Варшава. Эти аудиогиды не являются обычной экскурсией по достопримечательностям, там присутствуют различного рода рассказы, позволяющие посмотреть на определенный отрезок реальности во всей его сложности, складывающийся из многих элементов. Мы старались, чтобы описание было богатым, «густым», ссылаясь на «густое описание» (gęsty opis, thick description) Клиффорда Гирца. Таким образом, данные путеводители, с одной стороны, опираются на этнографические исследования, с другой стороны, содержат высказывания людей, которые соглашаются на то, чтобы мы их слова использовали. С третьей стороны, там присутствуют архивные материалы, касающиеся разных событий, а также аудиоматериалы, относящиеся к конкретным событиям либо к конкретной эпохе. Имеются также инструкции, как следует идти, карта не требуется, обо все скажет диктор. Это такая экскурсия с другим человеком, а также со всем богатством разного рода текстов культуры.

Страницы